<< Главная страница

14




Пол Хэгбольт смотрел сквозь ворота Ванденберга-Два на майора Буфорда Хамфрейса. Рядом с Полом стояла Марго, держа на руках Мяу. Десять остальных членов симпозиума толпились за ними. Темные контуры их фигур выделялись на фоне серебристой металлической сетки ворот, усеянной фиолетовыми и желтыми бликами.
Точно такие же блики мерцали на волнах Тихого океана. Странник, который все еще был высоко в небе, начал медленно спускаться к спокойным водам. На его диске по-прежнему виднелось то, что Рама Джоан назвала мандалой. Но по мере того, как планета вращалась, желтое пятно в западной части Странника увеличивалось, а пятно на востоке - уменьшалось. Странник заливал своим светом поросшее низким кустарником побережье, а на небе из-за него был виден едва ли десяток звезд.
Вездеход, на котором майор Хэмфрейс съехал с плоскогорья Ванденберг-Два на дно оврага, продолжал ворчать и фары его продолжали гореть. Один из двух солдат, приехавших с майором, сидел за рулем, другой сопровождал офицера к воротам.
Часовой стоял у темного входа в сторожевую будку и внимательно следил за майором. Его автомат был в тени и только на стволе блестело фиолетовое пятно.
Усталые глаза офицера и опущенные уголки рта делали его похожим на старого учителя, но присмотревшись, можно было заметить, что его лицо выдавало такое же состояние духа, что и лицо часового: напряжение, под которым скрывался страх!
Пол решительно шагнул вперед. Он чувствовал себя ответственным за всех.
- Я надеялся, что приедете именно вы, майор, - сказал он. - Это убережет нас от хлопот.
- Вам повезло, потому что я приехал сюда вовсе не из-за вас, - резко ответил офицер, а потом поспешно добавил: - Несколько наших из Лос-Анджелеса успели приехать до того, как разрушилось прибрежное шоссе. Мы рассчитываем, что другим удастся добраться сюда через долину. По шоссе через горы Моники или через Окснард. В противном случае мы привезем их сюда вертолетом - особенно этих из Калифорнийского университета. Пасадена лежит в развалинах после второго землетрясения.
Хэмфрейс неожиданно замолчал, сморщился и потряс головой, словно злился на себя за то, что разболтался. Через мгновение он уже продолжал, не обращая внимания на восклицания ужаса, которые раздались у Пола за спиной.
- Ну ладно, Пол, я спешу. И не могу терять ни минуты. Почему ты не прошел к главным воротам? Конечно, я узнаю мисс Гельхорн - он легко поклонился Марго. - Но кто эти остальные?
Он окинул внимательным взглядом собравшихся у ворот членов симпозиума, задержав взгляд на рыжей бороде Хантера.
Пол заколебался.
Брехт, который со своей лысиной и очками с толстыми стеклами выглядел словно современный Сократ, откашлялся и уже хотел было рискнуть и сказать, что они все подчиненные мистера Хэгбольта. Он считал, что это именно одна из тех ситуаций, когда нужно блефовать.
Но он раздумывал на долю секунды дольше, чем было нужно. Коротышка протиснулся вперед, стал между ним и Войтовичем и добродушно посмотрел на майора. Уверенный в себе, он улыбнулся в коротко подстриженные усы и сказал тоном опытного адвоката:
- Мы - члены южнокалифорнийской секции, объединяющей исследователей метеоритов и неопознанных летающих объектов. Я - секретарь этого общества. Получив письменное согласие от владельца и согласие вашего командования, мы организовали во время затмения симпозиум в пляжном домике Роджеров.
Брехт тихо застонал.
Майор окаменел.
- Так... - еле выдавил он из себя, - фанатики летающих тарелок?
- Да, - с умильной улыбкой кивнул Коротышка. - Только я очень прошу - не фанатики, а исследователи!
Неожиданно что-то потянуло его назад и Додд уперся пятками, чтобы не упасть. Это Рагнарок беспокойно дернул за поводок.
- Исследователи? - с недоверием повторил офицер, приглядываясь к собравшимся так, словно хотел проверить у всех документы (такая мысль, по крайней мере, мелькнула у Пола).
- Во время землетрясения их автомобили оказались засыпанными, - поспешно вмешался Пол. - Кстати, то же случилось и с моим. Без помощи этих людей ни я, ни мисс Гельхорн никогда бы не добрались сюда. Им некуда идти. К тому, же, у одной из женщин был сердечный приступ, а с нами еще ребенок.
Взгляд офицера остановился на Раме Джоан, которая стояла за Хантером. Женщина вышла вперед, серьезно улыбнулась и слегка поклонилась - майор увидел фрак и золотисто-рыжие волосы, спадающие на плечи. Анна, с такими же волосами, заплетенными в косички, подошла к матери. Они были удивительно прекрасны и таинственны, как иллюстрации Обри Бердсли к ежеквартальнику "Желтая Книга".
- Ребенок - это я, - холодно сказала Анна.
- Понимаю, - майор быстро кивнул головой и отвернулся.
- Пол, - обратился он к Хэгбольту, - мне очень жаль, но Ванденберг-Два не может предоставить убежище всем жертвам землетрясения. Мы обдумали ситуацию и наше решение не подлежит обсуждению. Мы проводим здесь важные исследования и в настоящей ситуации должны предпринять дополнительные меры предосторожности.
- Вы говорите, - вмешался Войтович, - что в округе Лос-Анджелеса землетрясение было сильным?
- Разве зарева пожаров вам недостаточно? - буркнул офицер. - Должен заметить, что я не могу отвечать на ваши вопросы. Войди через сторожевую будку, Пол. И мисс Гельхорн тоже, но больше никого.
- Это специалисты, майор, - возразил Пол. - Они могут пригодиться. Они провели уже много интересных наблюдений за Странником.
Как только он упомянул о Страннике, фиолетово-золотой шар, о котором все на мгновение забыли, снова овладел их мыслями.
Майор Хэмфрейс схватился руками за металлическую сетку и подвинулся к Полу. Голосом, который составлял странную смесь подозрительности, любопытства и страха, он спросил:
- Странником? Откуда вы знаете, что он так называется? Что вы вообще знаете об этом... предмете?
- Предмете? - разозлился Профессор. - Теперь каждый глупец видит, что это планета. Луна вращается вокруг нее и сейчас находится как раз за ней.
- Претензии просим предъявлять не нам, - шутливо вмешалась Рама Джоан. - Нашего колдовства здесь нет.
- Точно. Она сама упала с неба, - с ехидством добавил Профессор. - Она нам нужна, как собаке пятая нога.
Хантер украдкой толкнул его.
- Мы назвали ее "Странником", потому что так переводится с греческого слово "планета".
- Хотя ее настоящее имя - Испан, - донесся до них голос Дылды. Его покрытое глубокими тенями лицо появилось над плечом Хантера. Через мгновение он добавил: - Наверняка королевские мудрецы уже приземлились у Вашингтона.
Майор Хэмфрейс вздрогнул, словно кто-то ударил его.
- Я понимаю, - коротко ответил он, после чего обратился к Полу. - Вы можете войти, сэр. Мисс Гельхорн тоже, но без кота.
- Так значит, вы не пустите этих людей? - выкрикнул Пол. - Несмотря на то, что я за них ручаюсь? Несмотря на то, что жизнь одной из женщин в опасности?
- Профессор Опперли наверняка соответствующим образом оценит ваши действия, майор, - вмешалась Марго.
- Где больная? - требовательно спросил Хэмфрейс. Его нога начала подрагивать так же, как у часового.
Пол посмотрел, где находится кровать, но как раз в этот момент фигура Ванды возникла между Хантером и Рамой Джоан.
- Это я! - с гордостью заявила она.
Брехт снова застонал. Войтович, потирая плечо, разболевшееся, когда он нес кровать, с упреком посмотрел на Ванду.
Майор откашлялся.
- Вы можете войти, миссис, - произнес он, наконец.
Он еще раз осмотрел всех по очереди и повернулся к машине.
- Лучше идите, пока он не передумал, - шепнул Марго Хантер. - Это для вас наилучший выход.
- Без Мяу? - возмутилась Марго.
- Я позабочусь о ней, - сказала Анна.
Слова девочки развеяли все сомнения Пола. Может быть, это обычная сентиментальность, но кошка и бескорыстность ребенка перевесили чашу весов, и Пол неожиданно крикнул:
- Я никуда не иду!
- Перестаньте драматизировать, Пол! У вас нет выбора. Вы не можете бросить проект, - произнес майор с плохо скрытой угрозой.
Свободной рукой Марго обняла Пола и сжала его, словно желая прибавить ему смелости. Брехт шепнул ему на ухо:
- Я надеюсь, вы понимаете, что делаете.
- К черту, я не пойду! - крикнул Пол.
Майор пожал плечами и сел в вездеход. Часовой закрыл дверь в башню и подошел к группе людей, стоящей перед воротами.
- Прошу уйти отсюда, господа, - приказал он с легким раздражением, наводя на них ствол автомата. В левой руке часовой держал конец провода, тянущегося к реактивному двигателю на спине.
Все, кроме Коротышки, отпрянули от автомата, даже Рагнарок, так как его хозяин от возмущения выпустил из рук поводок.
- Майор! - закричал Коротышка. - Ваше поведение бесчеловечно. Я прослежу, чтобы об этом узнали соответствующие власти. Я плачу налоги! Из моих денег платят зарплату государственными чиновниками, несмотря на то, носят они мундир или нет, и сколько у них звездочек на этих мундирах! Подумайте об этом!
Часовой подошел к нему. Было видно, что он хочет наказать наглеца, пока майор еще не уехал.
- Заткнись и проваливай отсюда! - процедил он, подтолкнув Коротышку в бок стволом автомата.
Раздалось ворчание, похожее на скрежет несмазанных шестеренок. Рагнарок рванулся вперед и прыгнул на часового.
Двигатели на спине солдата неожиданно полыхнули двумя языками огня, словно у него выросла пара новых ярко-оранжевых ног. Часовой подниматься в воздух. И сверху продемонстрировал свое мастерство в стрельбе с лета: четыре пули опрокинули пса на землю и Рагнарок затих.
Люди бросились бежать, но через мгновение остановились.
Часовой проплыл в воздухе над сеткой и опустился на землю. Из двигателя снова на мгновение полыхнул огонь, чтобы самортизировать толчок.
Додд упал на колени рядом с собакой.
- Рагнарок! - неуверенно позвал он, осторожно коснулся шерсти и подняв лицо, произнес: - Он мертв.
Войтович поднял складную кровать и подбежал к собаке.
- Ему уже не поможешь, - прошептал Додд.
- Вы не можете оставить его здесь, - заявил Войтович.
Они уложили мертвое животное на кровать. Странник светил теперь так ярко, что люди видели цвет сочащейся из ран крови.
Марго подала кошку Полу, сняла куртку и прикрыла Рагнарока, Коротышка молча кивнул головой.
Небольшая процессия двинулась обратно по дороге, по которой пришла. Уже светало, но еще мерцали фиолетовые и золотые отблески.
Гарри Макхит указал рукой на небо над океаном.
- Смотрите, - сказал он. - Виден белый краешек. Луна показалась из-за Странника.


Дональда Мерриама охватила дрожь, когда он увидел, что тонкие черные нити, соединяющие Луну с северным полюсом Странника, становятся ослепляюще белыми. Они были теперь более видимы и все больше напоминали паутину.
Неожиданно часть Луны, соединенная нитями со Странником, тоже стала ослепительно белой. Она была похожа на маленький белый конус, который быстро удлинялся, одновременно расширяясь. Из него начали вылетать новые белые нити, которые стремительно возносились вверх.
В этом белой части Луны было что-то странное - край ее становился все более выпуклым, словно Луна пыталась принять форму меча для регби. Этот выпуклый край был каким-то щербатым, покрытым мелкими черточками, как китайская мозаика. Ломаная линия отделяла освещенную часть Луны от остальной, темной, поверхности.
Неожиданно белое сияние ворвалось с экранов в кабину "Бабы Яги" и ослепило Дона.
Он закрыл глаза и наощупь начал искать на полке защитные очки. Надел их, настроил поляризацию на максимум, а затем запустил коррекционные двигатели и направил корабль несколько влево.
Сверкающее Солнце, которое как раз показалось из-за Странника, блестело рядом с черным диском Земли - эта пара выглядела, словно раскаленный добела десятицентовик и закопченный доллар. "Баба Яга" закончила путешествие вокруг темной стороны Странника и теперь вышла на белый свет.
Дон установил козырек над очками так, чтобы заслониться от света Солнца, после чего уменьшил поляризацию, чтобы при сиянии Странника рассмотреть ночную сторону Земли. На восточной части северо-американского континента начинался день. Южной Америки вообще не было видно. Остальную часть видимого диска Земли занимал Тихий океан - только внизу, с левой стороны, постепенно показывалась Новая Зеландия - там наступали сумерки.
Пол удивился, что вид родной планеты, - удаленной от него на какие-то ничтожные четверть миллиона километров, а не затерянной где-то в глубинах космоса - доставил ему столь большую радость.


Жители Новой Зеландии и Полинезии выбегали из домов, оставляя на столах и циновках ужин, чтобы наблюдать за чудом, которое появилось на небе вместе с приходом вечера. Многие из них думали, что Странник - это Луна, чудовищно деформированная, вероятнее всего, вследствие американских или советских атомных испытаний - и нужно было несколько часов, чтобы убедить их, что они ошибаются. Большинство обитателей Австралии, Европы и Африки жили в счастливом неведении - о Страннике они знали только то, что это какая-то несерьезная журналистская выдумка, типично американское явление, такое, например, как религиозный фундаментализм, кока-кола, новости из жизни сенаторов и кинозвезд. Более хитрые думали, что это реклама нового фильма ужасов или предлог для новых демаршей в адресу Китая. И только несколько профессиональных наблюдателей заметили связь между информационными сообщениями о Луне и несомненно, правдивыми докладами о землетрясениях.
Над Атлантикой тоже царил день, но здесь ситуацию представляли несколько иначе, так как на большинстве самолетов и кораблей были проведены наблюдения за Странником в последние часы ночи. Экипажи самолетов и кораблей настойчиво искали среди атмосферных помех волну, на которой передавали бы какие-нибудь сообщения по поводу неизвестной планеты и пытались связаться с аэропортами или с руководством морского флота, чтобы дать отчет о происходящем и спросить совета. Некоторые суда шли в ближайшие порты. Команды других мудро и предусмотрительно направляли свои суда в открытое море.
На трансатлантическом лайнере "Принц Чарльз" произошли драматические события. Группа фашиствующих бразильских молодчиков с помощью двух судовых офицеров португальского происхождения захватила роскошный лайнер. Капитан Ситвайз сидел арестованный в собственной каюте. У мятежников был разработанный план, но кто знает, удалось ли бы его реализовать, если бы не всеобщее возбуждение в связи с "астрономической угрозой"? Почти с ужасом они обнаружили, что ценой жизни шести мужчин (среди мятежников было только трое раненых) в их власти оказался не только корабль, большой, как отель в модном курортном городе, но также и два атомных реактора.
Вольф Лонер спокойно позавтракал и занялся обычными утренними делами. Его яхта "Стойкая", неторопливо плыла на запад под низко нависающими тучами. Одинокий мореход продолжал размышлять о великих законах природы, погребенных под наростами современной жизни.
Когда красный утренний свет осветил джунгли, дон Гильермо Уолкер уже мчался на моторном катере братьев Арайза: из озера Никарагуа в реку Сан-Хуан, оставив позади Сан-Карлос. Теперь, когда Странник исчез с неба, Дон Гильермо не забивал себе голову вулканами и землетрясениями. Он со все большей охотой думал о том, как бомбил крепость "Эль Президенте" со своего маленького самолетика, который покоится сейчас на дне озера. Пускай такая судьба ждет всех левых, Дон Гильермо наконец-то показал всем этим слизнякам, этим никчемным людишкам Джона Берча, чего он стоит! По крайней мере, так он оценивал свои силы, гордясь недавно совершенным поступком.
Он с гордостью ударил себя в грудь и крикнул:
- Я человек!
Один из братьев Арайза, прищурив глаза от слепящего света восходящего солнца, кивнул и сказал: "Да". Но это прозвучало без особого энтузиазма, словно то, что ты являешься человеком, вовсе не было большой честью.



далее: 15 >>
назад: 13 <<

Фриц Лейбер. Странник
   1
   2
   3
   4
   5
   6
   7
   8
   9
   10
   11
   12
   13
   14
   15
   16
   17
   18
   19
   20
   21
   22
   23
   24
   25
   26
   27
   28
   29
   30
   31
   32
   33
   34
   35
   36
   37
   38
   39
   40
   41
   42


На главную
Комментарии
Войти
Регистрация