Фриц Лейбер. Когда остается только бежать



После столетий страхов и слухов хайборейские племена потекли на юг, уничтожая все на своем пути и завоевывая новые земли. Северные пограничные районы государства Сета оказались захваченными и разграбленными армиями Татотмиса ХХ, и защитники их бежали. Войска захватчиков не встречали сопротивления, пока не достигли Стикса и древнего Кеми-величайшего столпа, спасшего старое южное королевство. Но богатые северные провинции Сета погибли...
Натмекри, малоизвестный скульптор, решил никуда не уезжать, в то время как остальные великие искусники бежали... Весь день в замке царила суматоха. Слуги хозяина Магшастеса готовились к бегству на юг, но господа слишком долго медлили.Торопливые шаги, топот, пыхтящие от напряжения рабы, которых заставляли нести слишком много вещей и двигаться слишком быстро, равнодушное ржание и топот лошадей во дворе, скрип перегруженных фургонов и глухой треск рвущихся ремней, слишком туго затянутых на горах пожиток... крики, проклятия, завывания и приказы... Когда же все уехали, стало восхитительно тихо.
Только одну маленькую статуэтку подготовил к отливке Натмекри. Песчаная форма была готова, маленький горн пылал, и теперь Натмекри потянулся за куском бронзы. Но его ожидало разочарование. Его сундук для металла оказался пуст. Должно быть, какой-то раб ограбил его прошлой ночью, пока скульптор гулял по лугам вокруг замка. Возможно, парень слышал. что больше всего завоеватели жаждут завлядеть бронзой и помилуют тех, кто им ее даст.
Задумчивый взгляд Натмекри скользнул по стенам его маленькой комнаты, расположенной в одной из башен замка. На полкпх стояло несколько статуэток, инструмент и милая домашняя утварь. Тогда искусник задрал голову. Высоко на голой стене висел древний бронзовый меч, пыльный, почти черный и покрытый паутиной. Поставив стул на стол, Натмекри забрался повыше и достал клинок.
Держа в руке древнее оружие, Натмекри подошел к окну. Через узкую амбразуру он увидел вершину соседнего холма, залитого лучами горячего солнца, и дорогу, пересекающую его. Неожиданно взметнулось облако пыли, и на дороге появились всадники - оборванные воины на маленьких, тощих скакунах. У них были луки, круглые щиты и копья, зазубренные острия которых, как показалось Натмекри, заржавели от крови. Всадники приближались, скульптор услышал их крики.
Натмекри напрягся и на мгновение, словно воин, сжал старый меч. Потом мастер горько улыбнулся и покачал головой. Когла орда потекла через вершину холма, он отвернулся от окна и стал поспешно опускать меч в узкий мерцающий тигель.
Тонкий, изящный предмет плавился долго. Снова в замке поднялся шум - дикий смех, топот, гогот, слышно было, как бьют стекла и ломают мебель. Рычащие проклятия разочарования говорили о том, что начался грабеж. И сам ограбленный - непростительно подло и мелочно ограбленный, - посочувствовал грабителям. Когда на свет извлекли съестные припасы и напитки, грабители взвыли, выражая воем те чувства, понять корые мог только варвар...
Но вот перекрестье алого меча исчезлов тигле. Когда же алые губы поглотили и гарду, Натмекри взял щипцы и приготовился лить металл.
По лестнице башни загрохотали тяжелые шаги, раздались громкие голоса, а потом кто-то стал колотить в дверь. Она не была заперта, просто сначала ее попытались открыть не в ту сторону: толкнули, всесто того, чтобы потянуть. В центре комнаты ярким солнцем пылал тигель. От него поднимались жидкие клубы ослепительно белого пара.
Дверь резко распахнулась. Мгновение варвары стояли на пороге, озадаченные. Потом один из них - возможно, предводитель, который привел воинов в замок, - шагнул вперед и одним взмахом зазубренного. но местами еще острого, как бритва, длинного меча, отрубил Натмекри голову.
Пульсирующий красный фонтан, неспешно выгнувшись, обрушил поток крови на готовую форму. Шипящий и дымящийся поток. Варвар сделал шаг назад. Потом что-то задело его примитивное чувство юмора. Долго, громко и грубо смеялся он.
Песчаная форма заполнилась кровью и развалилась, оставив крошечную темно-красную фигурку стройной женщины, одетой в длинные одежды. Она загадочно смотрела на завоевателей. Ее голова казалась гвоздиком их металла - их того, что успел залить в форму Натмекри.
Безголовое тело Натмекри еще какое-то время еще стояло, дрожа в агонии. Но вот пальцы мертвеца разжались, выпустив щипцы. Тонкий ручеек металла от упавшего тигля пробежал по руке мастера и тотчас застыл.
А убийца скульптора смеялся как никогда. Что-то очень забавное привиделось ему в том, как дымящаяся кровь, брызнув фонтаном из перерубленной хайборийским мечом шей скульптора, в три удара сердца заполнила форму и, застыв. превретилась в последнюю статуэтку Натмекри.
Фриц Лейбер. Когда остается только бежать